Прокуратура Ужгорода вошла в завершающую стадию расследования так называемого дела перинатального центра. Суть которой несколькими словами можно передать так: смерть новорожденного ребенка из-за непрофессионализма главного врача.


Десятого января прошлого года в Ужгородский городской перинатальный центр поступила 24-летняя ужгородка Кристина Спивак. У женщины это была первая беременность, она вовремя стала на учет у участкового гинеколога и регулярно проходила осмотры. В центре у роженицы диагностировали ложные схватки, поэтому врачи оставили ее для наблюдения. Через два дня, 12 января, около трех часов дня началась родовая деятельность. Кристину перевели в родовую палату, рядом с ней находился и муж, который заранее выразил желание присутствовать при рождении ребенка и морально поддержать жену. Существенный момент - и Кристина, и ее муж Георгий - медики по специальности, поэтому прекрасно понимали все, что происходило в течение последующих нескольких часов.


К роженице подключили кардиотокограф, чтобы наблюдать за состоянием плода. Вскоре прибор зафиксировал дистресс - падение сердечного ритма ребенка до 30 ударов в минуту. Это означает, что ребенок страдает от кислородного голодания и требует срочного родоразрешения. Медицинские протоколы четко регламентируют действия врачей в таких случаях - немедленные роды методом кесарева сечения. Роженицу сразу перевели в операционную палату, положили на операционный стол и даже сделали премедикацию (ввели специальные препараты, чтобы подготовить к общей анестезии). По внутренним инструкциям перинатального центра, о каждом случае кесарева сечения необходимо сообщать главному врачу. Тот же, прибыв в операционную палату и взглянув на показания кардиотокографа, приказал: «Переведите роженицу в родовую палату, она будет рожать физиологически. Это не дистресс ». Замечания подчиненных о прямые показания к кесареву сечению он проигнорировал. Роженицу сняли с операционного стола, перевезли в родовую палату и стали ожидать схваток. А те все не начинались. Через два часа после первого дистресса аппарат зафиксировал еще один - падение сердечного ритма до 70 ударов в минуту. Если учесть, что премедикация ускоряет сердцебиение, то реальный показатель должен быть еще хуже. Кроме того, у роженицы отошли воды, которые оказались мекониальной (т.е. загрязненными, агрессивными). Ребенок в такой среде не может находиться, это еще одно прямое показание к кесареву сечению. Трое врачей - лечащий, дежурный и ургентный - в один голос стали убеждать руководителя перинатального центра немедленно делать операцию, чтобы спасти ребенка. Однако тот оставался непреклонным: «Ничего, женщина молодая, то должна родить естественным путем». Между тем у роженицы возникли страшные боли, которых не облегчало обезболивающее, началась рвота фонтаном. В перерывах между приступами боли Кристина умоляла главного врача: «Пожалуйста, сделайте кесарево сечение, я не могу родить нормально. Разве вы не понимаете, что происходит? "Сделать операцию главного врача неоднократно просил и Георгий, все время находился рядом и видел мучения жены. Однако тот оставался непреклонным.


Через час кардиотокограф зафиксировал третий дистресс плода, однако это тоже не убедило главного врача в необходимости срочной операции (хотя, по медицинским протоколам, которых врачи должны строго соблюдаться, кесарево сечение необходимо было делать три часа назад - после первого дистресса). Еще через полчаса головка ребенка опустилась в область малого таза, началась вторая стадия родов, при которой делать кесарево сечение уже поздно. Между тем кардиотокограф зафиксировал еще один дистресс (впрочем, его показания во время второй стадии родов нельзя считать достоверными). Чтобы ускорить роды, лечащий врач наложил на голову ребенка вакуумный экстрактор, с помощью которого через 12 минут родилась девочка весом 3,650 граммов. Она еще дышала, но реанимационные мероприятия результата не дали ...


Ни извинений, ни соболезнований в связи со смертью ребенка главный врач супругам не выразил, - у него были дела поважнее. Предчувствуя, что родители не оставят потерю новорожденного ребенка просто так, он вызвал к себе в кабинет подчиненных, которые были на родах, и предложил записать в истории родов, как никто из них делать кесарево сечение ему не предлагал. Те категорически отказались.


Предчувствие не обманули главного врача. На следующий день родители роженицы написали заявление в прокуратуру города, и утром в перинатальном центре появился помощник прокурора, чтобы изъять медицинскую документацию. Историю родов без согласия врачей исправить было невозможно, зато в карточке развития новорожденного, написанной главным врачом, появились правки, которые показывали его действия в выгодном для него свете. Подписывать этот документ лечащий врач отказался, после чего руководитель перинатального центра в присутствии помощника прокурора вынужден был достать из сейфа неподдельную карту развития новорожденного. Так в милицию попали два разных документа под одним названием.


После доследственной проверки прокуратура Ужгорода возбудила уголовное дело по факту служебной халатности, а также ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей медицинским работником. «Фактов» следствие длилось более года, поскольку необходимо было дождаться проведения судмедэкспертизы. Как сообщили на недавней пресс-конференции прокурор области Анатолий Петруня и прокурор города Иван Штефанюк, ее результаты четко указали на причинно-следственную связь между действиями главного врача и смертью ребенка. Эксперты установили, что если бы роженицы вовремя сделали кесарево сечение, ребенок остался бы жив.


Причина упрямого нежелания руководителя перинатального центра делать операцию, для которой были все показания, до конца непонятна. В неофициальных беседах врачи говорят, что все произошло из-за внутренних распрей в коллективе. Дело в том, что лечащий врач роженицы еще за несколько месяцев до родов сам был руководителем перинатального центра. Отношения между ним и нынешним руководителем не сложились, и кадровая рокировка конфликта не решила (лечащего врача впоследствии вообще освободили перинатального центра). Неоднократные попытки журналиста связаться с ним через приемную перинатального центра были напрасными, - секретарь сообщила, что врач «очень-очень занят».


На прошлой неделе прокуратура дважды пыталась предъявить обвинение в служебной халатности (ст. 367 Уголовного кодекса) и ненадлежащем исполнении профессиональных обязанностей медицинским работником (ст. 140 Уголовного кодекса) руководителю перинатального центра. И оба раза безуспешно. Первый раз подследственный явился без адвоката, а второй (после того, как у него взяли расписку прийти с защитником) адвокат перед самым предъявлением обвинения ... просто исчез из прокуратуры. Впрочем, как сообщили автору материала в прокуратуре Ужгорода, в ближайшее время эту важную следственное действие будет выполнено. Заодно следователь должен рассмотреть ходатайство потерпевших об отстранении главного врача от должности во избежание давления на свидетелей, которые являются его подчиненными.


Злосчастные роды в перинатальном центре кардинально повлияли на жизнь Кристины и Георгия, - осенью прошлого года они выехали в Венгрию на постоянное место жительства. Однако оставлять этот трагический эпизод своей жизни просто так супругов не собирается: молодые люди регулярно приезжают в Ужгород для проведения следственных действий.


PS. Когда материал готовился к печати, стало известно, что прокуратура Ужгорода все-таки предъявила обвинение главному врачу Пеританального центра.

Владимир Мартин, Зеркало недели

Фото Андрей Товстыженко